Болезнь была новенькая. Как передается и чем лечится, никто не знал. Она расходилась от южных границ Рф и за два года добралась до столицы: уже через две недельки там любой денек хоронили по 500 человек. Люд обезумел от испуга. 4 июля 1831 года в Петербурге вспыхнул холерный мятеж.Усмирять и вылечивать: военная сила против эпидемии03:00При первых признаках повальной эпидемии правитель Николай I и вся знать разбежались по резиденциям – в Петергоф и Царское Село. Петербург взяли в кольцо. Сходу начались перебои с продовольствием, цены поползли ввысь. Запертые в городке люди стремительно разобрались, кто повинет: докторы. Они установили карантин, чтоб «перетравить люд».

Холерный психоз

Масса собралась на Сенной площади. Там размещалась временная холерная поликлиника. Начался погром. Нездоровых не трогали. Их даже освобождали от «угрозы»: выпускали на волю, чтоб не «залечились до погибели». Докторов безжалостно избивали. Нападали и на тех, кто следовал их советам. К примеру, прогуливался со средством личной гигиены. Тогда это был пузырек с хлорной известью. Ею полагалось обрабатывать участки тела. Бунтовщики могли приостановить и обыскать хоть какого. Запах хлорки ассоциировался у их со гибелью, а означает, это была отрава. Обыкновенные люди верили в собственные «защитные средства». К примеру – «спрятаться» от заболевания: раздеться донага, войти в нетопленную баню, лечь на лавку и притвориться мертвым. Если кто-то в семье погиб по-настоящему, то вынести гроб с телом через окно, а не дверь – тогда болезнь забудет, как опять войти в дом. Врачи сначала тоже экспериментировали. От холеры давали то горчичники, то набрюшники из кошачьей шерсти. А еще – пить незапятнанный деготь и даже уксус, что только увеличивало смертность. Единственно надежным методом оставался лишь карантин. Неудача была в том, что одним дозволили уехать из городка – иным нет. Это злило оставшихся. Константин Маковский. «За лекарством» Константин Маковский. «За лекарством» Пуля и поцелуйПротив погромщиков выставили войска. Под дулами полутора тыщ ружей они опамятовались. На 2-ой денек мятежа приехал Николай I. Он обратился к петербуржцам с теплыми словами и даже, как говорит легенда, кого-либо из толпы поцеловал. Люди уже не ощущали себя брошенными. Напомнив о этом, доктор исторических наук Виталий Захаров увидел: «Болезнь была слабо изученной, а в Рф и совсем неведомой. Глава страны, приехав в эпицентр мятежа, рисковал заразиться. Нужно дать подабающее Николаю I: он показал личное мужество. У мятежа был комплекс обстоятельств. Посреди первых – невежество населения и его податливость к слухам».© / Миша Филимонов / Перейти в фотобанк»Правитель Николай 1-ый. Правитель и Самодержец Всероссийский». Раскрашенная литография© / Миша ФилимоновПерейти в фотобанк»Правитель Николай 1-ый. Правитель и Самодержец Всероссийский». Раскрашенная литографияХолерные мятежи проехались по нескольким городкам Рф. В особенности серьезно все было в Севастополе. Бунтовщики на 5 дней взяли город в свои руки. Но кончилось все теми же пулями, что и в остальных холерных городках. Логика власти была таковая: не хочешь лечиться – не мешай вылечивать. Будешь мешать – убьем.

Создатель Ольга Бугрова, Радио SputnikЧто будет с валютой? Как заработать много средств? Все о экономике понятным языком – в нашем Телеграм-канале. А в Yandex.Дзен – самые достойные внимания истории со всего света.

Источник: ria.ru