И такими интересными бывают научно-технические задачи

Дерзкое. Лондон Семен Ефимович. 

      Нашу студенческую троицу наш научный шеф Борванч создал и пестовал в1965 году специально для передачи в свою вотчину — Всесоюзный  научно-исследовательский институт мощного радиостроения имени Коминтерна. И мы не представляли себе  более престижного места работы, чем этот почтовый ящик.
      Когда  предложили писать именно там диплом, причем, в духе того времени, — закончить Ленинградский институт Авиаприборостроения (ЛИАП) на полгода раньше срока, мы с удовольствием согласились.
      Институт на Васильевском острове показался очень престижным и был воплощением мечтаний о нашей будущности. Даже издевательские строгости режима воспринимались с религиозным пиететом, как ритуальное жертвоприношение.
     Руководителем дипломного проекта назначили Семена Ефимовича Лондона — монопольно ведущего специалиста по широкополосным усилителям высокой частоты – человека увлеченного  синтезом широкополосных фильтров, умницу, во многом  не от мира сего, вечно углубленного в себя. Его социальную незащищенность, насколько можно, умело компенсировала его ближайшая  квалифицированная сотрудница и супруга и просто милая дерзкая женщина — Галя Лондон.
     Я тут же с головой ушел в поставленную им исследовательскую задачу разработки широкополосного фильтра (с аппроксимацией по Чебышеву) для одного из разрабатываемых мощных высокочастотных усилителей. Все было азартно и интересно, да и (что говорить!) — в то время не зря были «физики в почете»… Единственно досадным оказался немыслимо большой объем расчетов необходимый для оптимизации. А ведь в то время обычный калькулятор  считался роскошью. Все на логарифмической линейке до рези в глазах.
     К концу срока дипломного проектирования оказалось, что у меня за сто листов материала по синтезу фильтра, но диплом  не состоялся. Мнения разделились: Семен Ефимович считал, что дипломная работа практически завершена, руководство в ЛИАПе — что объем материала близок к нулю. Друг с другом они не спорили,  я, естественно, оказался  в промежности.

      Тем не менее, диплом пришлось аварийно завершать, включая весьма необходимые разделы по экономике, пожарной безопасности и т.д.

      Я проникся уважением к разработке и гордился полученной оптимизацией спроектированного четырехполюсника,  руководитель счел 60% материала работы оригинальной, но на защите диплома на комиссию это не произвело впечатления, и она очень дивилась, как это можно, большую часть диплома  посвящать расчету лишь какого-то  одного паршивого фильтра. Справедливость в очередной раз восторжествовала: я был  не понят и бит, диплом едва-едва вытянули на четверку.
      Однако, в связи с высоким средним баллом отметок диплома меня все же приняли в пятый отдел ВНИИМРа не младшим лаборантом, а с повышением: просто — лаборантом. Таким образом, чтобы дорасти до должности младшего инженера в моей карьере осталась всего-то одна служебная ступенька — старший лаборант. В результате, заработок мне определили лишь раза в полтора ниже, чем тот, что я получал до института — работая слесарем-жестянщиком на Электросиле.

        В поисках лучшей доли через десять лет  я много попрыгал по разным научным конторам. Стал КТН. Количество авторских свидетельств СССР  и патентов России у меня приближается к сотне. Думаю, что трудно найти такой отечественный городок, в котором сейчас не фурычило бы какое-нибудь из моих изобретений.

Непоуехал. И ни о чем не жалею…

об этом см.

Новыш Петр Александрович

 «Проза научного сотрудничества»

http://proza.ru/2014/01/24/1474

     А вот Семен Ефимович Лондон – поуехал и, как оценивают результаты его трудов специалисты, стал одним из мировых лидеров-разработчиков мощнейших широкополосных высокочастотных усилителей. Благодарно преклоняю голову перед его благородством, профессионализмом и талантом!

А вы что думаете? Поделитесь своим мнением.

Комментарии

Рекомендуем к прочтению