За убийство в Сирии морпех заплатит всем

Как стало известно «Ъ», поставлена точка в скандальном уголовном деле об убийстве младшим сержантом морской пехоты своего подчиненного на российской военной базе Хмеймим в Сирии. За преступление, совершенное в состоянии аффекта, виновный, больше года находившийся под стражей во время следствия и военного суда, получил 22 месяца ограничения по службе. При этом уже гражданский суд обязал его выплатить родителям жертвы по 300 тыс. руб., что оспаривать осужденный не стал.

Кировский райсуд Астрахани 24 января этого года удовлетворил иск Нуралы и Рахилы Абуталиевых к младшему сержанту контрактной службы морской пехоты Руслану Ильясову о компенсации им морального вреда, причиненного в связи со смертью единственного сына — матроса-контрактника Алмаза Абуталиева. Указывая, что утрата Алмаза причинила им сильнейшие душевные страдания, которые сказываются на их собственном физическом и психическом здоровье, господа Абуталиевы потребовали взыскать с осужденного Ильясова по 1 млн руб. в их пользу.

Адвокат ответчика Дени Тукаев пояснил суду, что его доверитель согласен выплатить компенсацию, однако размер заявленных требований назвал несоразмерным разумности и поведению самого потерпевшего. Он просил учесть материальное и семейное положение ответчика, являющего отцом двоих несовершеннолетних детей и мужем неработающей супруги, а также тот факт, что истцы ранее отказывались от любой помощи ответчика. Последнего суд в итоге обязал заплатить господам Абуталиевым по 300 тыс. руб. «Мой доверитель счел данную сумму разумной и судебное решение обжаловать не будет», — отметил в разговоре с «Ъ» господин Тукаев.

Из материалов уголовного дела следует, что в 8:30 утра матрос Абуталиев, недовольный тем, что младший сержант Ильясов сделал ему замечание «по поводу наведения порядка на закрепленной территории», нецензурно выразился в адрес своего командира, после чего нанес ему несколько ударов кулаком в лицо. Затем уже упавшего сержанта матрос дважды ударил по голове ногой. В результате, как установили потом эксперты, сержант Ильясов получил закрытую травму головы с сотрясением мозга, кровоизлияние в мягкие ткани левой теменной области и другие повреждения, квалифицируемые как легкий вред здоровью.

Вскоре после этого сержант Ильясов, находясь в состоянии «аффективного взрыва в связи с острым периодом черепно-мозговой травмы, полученной в результате применения к нему насилия», выбежал из спального помещения, где произошла потасовка, направившись в столовую. Там он схватил лежавший на столе кухонный нож, догнал своего обидчика и, «желая отомстить», нанес жертве пять ран в левую часть груди и плечо. Пострадавшего доставили в медчасть, но уже часа через полтора он скончался — одно из ножевых ранений оказалось смертельным.

Следует отметить, что инцидент произошел на глазах десятка морпехов, которые видели драку между военнослужащими, а потом и нападение с использованием ножа. Сам убийца тут же сдался командованию части. При этом он, правда, утверждал, что из-за полученных ударов по голове плохо помнил и соображал, что он делает. Якобы после избиения рядовым обнаружил в своей руке нож, а рядом истекающего кровью обидчика, которому пытался оказать первую помощь.

Уголовное дело в отношении Руслана Ильясова военный следователь Следственного комитета РФ возбудил по ч. 1 ст. 107 (убийство, совершенное в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения (аффекта), вызванного насилием, издевательством или тяжким оскорблением со стороны потерпевшего), а также пп. «а», «в» ч. 3 ст. 286 УК РФ (превышение должностных полномочий с применением насилия, приведшее к тяжким последствиям). Свою вину Руслан Ильясов полностью признал, однако давать показания в ходе предварительного и судебного следствия отказался, ссылаясь на 51-ю статью Конституции, позволяющую не свидетельствовать против себя. При этом заявил, что подтверждает свои пояснения по поводу инцидента, изложенные в протоколе явки с повинной, оформленной в тот же день — 18 марта 2017 года.

Уголовная ответственность грозила и жертве сержанта Алмазу Абуталиеву. Однако следователь военного следственного отдела СКР по Каспийской флотилии (в ней служили участники инцидента) 4 декабря 2017 года вынес постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, предусмотренного ч. 1 ст. 334 УК РФ (насильственные действия в отношении начальника во время исполнения им обязанностей военной службы, выразившиеся в нанесении ему побоев), в отношении матроса в связи со смертью последнего. В Сирии матрос прослужил чуть больше месяца — в командировку его отправили 13 февраля.

Дело Руслана Ильясова рассмотрел Астраханский гарнизонный военный суд. В ходе судебного разбирательства было установлено, что сержант наносил удары ножом потерпевшему «не в связи с ложно понятыми интересами службы, желая показать свое мнимое превосходство, а из чувства мести за оскорбление и насилие, примененное к нему со стороны» Алмаза Абуталиева. В результате обвинение по ст. 286 УК, грозившее десятилетним сроком, с него было снято «как излишне вмененное». При назначении наказания суд учел явку с повинной подсудимого, наличие у него несовершеннолетних детей, а также то, что он награжден медалями Минобороны «За возвращение Крыма» и «Участнику военной операции в Сирии».

Наград и статуса участника боевых действий его не лишили. Вынося приговор, судья особо отметил, что, поскольку подсудимый является военнослужащим, ему не может быть назначено наказание в виде ограничения свободы и принудительных работ, присудив сержанту ограничение по военной службе на один год и десять месяцев, во время которых из его денежного довольствия будут удерживать 20% в доход государства. В соответствующей ст. 51 УК говорится, что во время ограничения осужденный не может быть повышен в должности, воинском звании, а срок наказания не засчитывается в его выслугу лет.

На основании приговора Руслан Ильясов, который во время следствия и суда находился под стражей, был освобожден под подписку о невыезде и надлежащем поведении.

Приговор в Северо-Кавказском окружном военном суде обжаловали только потерпевшие, потребовавшие вынести сержанту более жесткое наказание.

Они, в частности, полагали, что состояние аффекта во время убийства не было доказано, а кроме того, не учтено, что ранее, во время срочной службы Руслан Ильясов был судим за неуставные отношения (ч. 1 ст. 335 УК). Кстати, об обстоятельствах смерти сына они узнали на его похоронах от бывших сослуживцев.

Однако апелляционная инстанция, придя в том числе к выводу, что не установлено каких-либо данных, свидетельствующих об исследовании судом первой инстанции недопустимых доказательств или ошибочном исключении из разбирательства доказательств допустимых, оставила приговор в силе. Отметим, что данное ЧП — одно из многих, происшедших среди военнослужащих, воюющих в Сирии. 

А вы что думаете? Поделитесь своим мнением.

Комментарии

Рекомендуем к прочтению