Что лучше – «Бармица», «Ратник» или FELIN?

Сравнительный анализ защитных комплектов российского и французского пехотинцев. В последнее время военные аналитики упорно возвращаются к теме создания интегрированного индивидуального защитного комплекта для российского пехотинца. Среди известных широкой публике систем называются «Бармица» (она же в начале разработки называлась «Солдат XXI») и «Ратник» различных модификаций. По умолчанию почему-то предполагается, что в наших войсках почти внедрен «Ратник-2» (!) и осталось ждать доработки до «Ратника-3».

Если верить заслуженным профессионалам пера (таким, например, как Виктор Юзбашев), то можно узнать, что о необходимости создания защитного комплекта для наших военнослужащих речь шла еще в далекие 80-е. К сожалению, в те годы прототипы не были доведены до серийного ряда. Тем не менее к 2009 году, когда министром обороны был небезызвестный Сердюков, вопрос встал буквально ребром. Обострение обсуждения связано с принципиальным решением главы оборонного ведомства о закупке у французов хорошо известной профессионалам модели FELIN, что по-французски расшифровывается как Fantassin à Equipements et Liaison Intégrés, то есть буквально «пехотинец с интегрированным комплексом оборудования и системы связи».

Объективности ради можно уточнить, что решение о приобретении нескольких образцов дорогостоящего (порядка 45 тысяч долларов удельно) и компактного нетяжелого (26 килограммов) комплекта французской армии был поднят еще в 2008 году начальником Генерального штаба Вооруженных сил России генералом армии Николаем Макаровым на Международной выставке вооружений сухопутных войск в Париже.

Французская разработка, не имеющая по уровне оснащенности аналогов среди других армий НАТО, возникла после многих лет долгих и кропотливых изысканий. Так, если верить раскрытым недавно документам минобороны Франции (Ecoles Militaires de Bourges — FELIN, автор Lieutenant Capucine GANZ), получается, что первые попытки защитить пехотинца делались еще в 1986 году. Можно обратить внимание на то, что исследования советских инженеров из ЦНИИточмаша в Климовске по времени приблизительно совпадают с началом работы французских специалистов.

В России за 16-17 лет, то есть к периоду 2007-2009 годов, появилась так называемая «Бармица». Во Франции первый комплект защитной экипировки — предок FELIN под названием ECAD (équipement du combattant débarqué, то есть «снаряжение пехотинца на поле боя») — поступил на вооружение 110-го и 35-го пехотных полков в 1999 году. Основываясь на применении комплекса в условиях, приближенных к боевым, а также в ходе реальных боестолкновений концерн-разработчик SAGEM (кстати, поставляет двигатели SM-146 для гражданского самолета Сухого) получил заказ от закупочной комиссии минобороны Франции на удешевление и общую доработку оборудования. В результате уже в 2008 году французы были готовы не только к оснащению собственных вооруженных сил (уже тогда было закуплено порядка пяти тысяч комплектов для собственных нужд французской армии), но и к продажам за рубеж, в том числе и явно недружественной Парижу Москве (согласно заявлениям президента Франции Эмманюэля Макрона, Россия представляет угрозу для Франции).

Не хотелось бы останавливаться на общеизвестных характеристиках современной экипировки, превращающей солдата в настоящего оператора боевых систем. И в комплекте «Бармица», и в «Ратнике» различных модификаций предусмотрены система связи с командиром тактического звена, выведение информации на лобовой щиток шлема, высокопрочностные характеристики материалов, из которых изготовлен весь костюм (у «Бармицы» или «Ратника», например, защита головы выдерживает выстрел из ПМ с расстояния пяти метров), а также необходимый обвес на стрелковое оружие. Так, для FELIN французский автомат FAMAS выпускается специальной серией с доукомплектацией лазерным целеуказателем, прибором, позволяющим вести стрельбу из укрытия и проч. Естественно, во всех комплектах обеих армий предусмотрены прибор ночного видения, удобная разгрузка и т. д.

К сожалению, у российского аналога французского «костюма» есть одна драматическая особенность: общий вес доспехов составляет порядка 43-45 килограммов (в 2011 году минимальный вес комплекса КБЭС составил 36 килограммов). Бессмысленно ожидать даже от профессионального солдата (вряд ли в столь дорогостоящее изделие оденут «зеленого» призывника), что он будет в состоянии вести бой, неся более половины собственного веса на теле. По статистике, средний вес российских рядовых — 60-70 килограммов. В этой связи приходится сделать вывод, что французский аналог явно предпочтительнее. Другой особенностью работы над зарубежным аналогом является живая связь с «потребителем». Напомним, изделия проходят обкатку в действующей французской армии аж с 1999 года. Возможно, именно поэтому уже имеющийся у французских военнослужащих комплекс брони снабжен системами питания и запасом питьевой воды.

Наконец, самый существенный организационный и технический одновременно аргумент касается сбора и анализа информации на местности. Дело в том, что в армиях стран НАТО именно французы славятся системами прослушивания, связи и сопряжения нескольких единиц в одно единое целое при помощи БИУС (боевая информационная управляющая система). Напомним, что именно эту систему, превращающую несколько боевых кораблей в группу, подчиняющуюся роевому искусственному интеллекту, и хотели заполучить наши моряки при передаче им приснопамятных вертолетоносцев «Мистраль». (Кстати, французы все-таки исхитрились и фактически полулегально россиянам эту систему все же передали вопреки воле собственного президента.)

Те же разработки используются и в пехотных частях, когда несколько бойцов должны превратиться в единый хорошо отлаженный механизм. К сожалению, пока сопряжение усилий российской пехоте удается плохо. Возникает также и вопрос глушения сигнала. Сумеют ли работать датчики, бортовой компьютер и радиостанция «Созвездие», которой укомплектован «Ратник», в том случае, если противник поставит помехи или просто включит подавление электронных приборов? Не превратится ли тогда броня в груду мертвого металла? Ведь в бою, как говорил еще фон Клаузевиц, «если нарушения возможны, значит, они неизбежны».

Наконец, возникает вопрос о целесообразности траты средств на создание комплекта «Ратник-3» до доработки и начала массовых поставок комплекта «Бармица» в части российской армии. С точки зрения освоения бюджетных средств решение о запуске нового проекта, конечно, оправдано. Но вот для действительно эффективной работы брони все же лучше завершить работу по уже начатому проекту, чем очертя голову устремляться к новым вершинам. Хочется верить, что Генштаб РФ учитывает эти аргументы.

А вы что думаете? Поделитесь своим мнением.

Комментарии

Рекомендуем к прочтению