Лукавый Бацька: Зачем Лукашенко намекнул Путину про немцев

Президент страны «белорусских креветок» уже не первый раз требует снижения цены на российский газ и, похоже, что больше ему от Москвы ничего и не надо. Ну, кроме еще дешевой нефти, снижения пошлин и так еще кое-что по мелочам.

Не мог он не воспользоваться и нынешней «дискуссионной площадкой» на саммите глав стран ЕАЭС (Евразийский экономический союз) в Санкт-Петербурге, где дело дошло до скандала — президент Александр Лукашенко публично предъявил претензии Владимиру Путину из-за слишком высокой цены на газ, которую вынуждена платить Белоруссия. Но, как выяснилось, этому предшествовала и приват-встреча за закрытыми дверями, где, надо полагать, разговор шел на повышенных тонах.

После дискуссии, по словам самого Лукашенко, ему пришлось извиняться перед российским президентом. «Удалось обсудить в такой нехорошей форме, что потом пришлось извиняться перед хозяином сегодняшней встречи. Очень бурное было объяснение. Вам лучше было не слышать этого», — признался белорусский президент журналистам после завершения переговоров в Санкт-Петербурге. А было бы интересно услышать, как привыкший распекать в полный голос подопечных экс-председатель колхоза орет на невозмутимого экс-разведчика!

Впрочем, и Путин может сказануть так, что мурашки по спине. Дело до рукопашной, похоже, не дошло (синяков и переломов никто не увидел), но и весь последующий формат саммита прошел в напряженной обстановке. Можно было бы сказать, что милые бранятся — только тешатся, но при внешней благожелательности и деловых встречах, кардинальных итогов так и не было достигнуто. Лукашенко, который засомневался в эффективности интеграции стран ЕАЭС (такой маленький шантаж) уехал со словами: «Мы люди бедные, но гордые». Белоруссия, кстати, пробила-таки себе главенство в ОДКБ на 2019 год, хотя и предназначалось место генсека этой организации представителю Армении. Путин покинул саммит походкой дзюдоиста, совершившего пару удачных бросков на татами.

При всем при том, что Лукашенко ничего конкретного на саммите «у Путина» (российский президент традиционно собирает предновогодние посиделки действующих лидеров бывших союзных республик) не добился, Бацька стал «звездой» встречи. И, пожалуй, самым говорливым ее участником — как сейчас говорят: букаф много потратил. Когда хочется дешевого газа, еще не так заговоришь.

В них сочетались и просьбы, и скрытые угрозы. Вот чего стоит его фраза: «Вы правы, Владимир Владимирович. Но наш главный партнер, к сожалению или к счастью, не ФРГ, а Российская Федерация. И наши основные не только партнеры, но и конкуренты — это россияне». Такой тонкий намек на толстые обстоятельства, что если Белоруссия не получит льготы от России, то может повернуться лицом к Западу. «Непримиримый» хитрован Лукашенко уже не первый раз пытается подтянуть под свой седалищный нерв второй стул — добавить к российскому еще и европейский.

Год назад он открыл «тропу Лукашенко», которая позволяет безвизово посещать Белоруссию (член Союзного государства) гражданам 80 стран, в том числе и США, что вынудило Москву оборудовать российско-белорусскую границу, чтобы поток «туристов» не попал в Россию неконтролируемо. Недавно Лукашенко собрался экспортировать американцам тракторы завода МТЗ, но продать удалось пока лишь пять машин. Все эти маневры — попытки оказать давление на Россию именно в уменьшении цены на газ.

Еще вначале саммита белорусский лидер сообщил, что интеграция — это, конечно, хорошо, но нерешенных вопросов по-прежнему слишком много: «Говорю об этом не с точки зрения стенания и рыдания, а с тех позиций, что договорились и не сделали». Посетовал он и на барьеры, которые с завидным постоянством создают друг другу участники ЕАЭС: «Если равных условий нет, то нет и самого союза». Лукашенко напомнил, что все сидящие за столом, неоднократно критиковали протекционизм в международной торговле и называли его всякими нехорошими словами. «Так зачем у себя создаем это?» — провоцировал он участников саммита.

Естественно, что главной темой для Бацьки была — общий рынок газа, нефти и нефтепродуктов, для создания которого, по его мнению, пока не просматривается никаких предпосылок. «Нашей стране российский газ обходится почти в 130 долларов за тысячу кубов, а установленная оптовая цена для потребителей соседней Смоленской области -70 долларов. Почти в два раза ниже. Ну и как конкурировать в этой ситуации?» — пожаловался Лукашенко, подчеркнув, что в союзнических отношениях нет интересов поставщиков и потребителей энергоресурсов. А значит, цена должна быть равной для всех.

«Мы имеем худшие условия, чем Германия. Вроде воевали против Германии вместе, а наши люди еще не умершие после войны, находятся в такой ситуации», — упрекнул российского президента Лукашенко. Путин возразил, что это не так: Минск платит за газ 129 долларов, а Бонн — 250.

Путин в итоге, видя, что Лукашенко вошел в раж, решил прекратить дискуссию и предложил подумать над аргументами белорусского коллеги. Для полной унификации тарифов, по мнению российского президента, нужно время и другой уровень интеграции, но сам процесс создания общего рынка энергоресурсов уже не остановить.

Последнее слово Лукашенко постарался оставить за собой: «Вот и я говорю: главное — не останавливаться! Если будем идти, то и вопросов не будет». Впрочем, сейчас он уехал в Минск, как говорится, ни с чем. Но обещал вернуться…

А вы что думаете? Поделитесь своим мнением.

Комментарии

Рекомендуем к прочтению